Памяти всех тех, кто не вернулся с Приднестровской войны...


Данная тема и по сей день остаётся закрытой темой. Несмотря на то, что жертвами этой войны стало несколько десятков тысяч человек, в основном мирное население, почему-то Приднестровская война остаётся неудобной для публичного обсуждения, по крайней мере на Украине о ней практически не вспоминают. Разве что в частных разговорах. Особенно сейчас у меня возникло желание вновь об этом заговорить, в связи с тем, что Молдова снова беснуется и взяла курс на своё самоуничтожение, сделав, для начала этого самоуничтожения, государственным языком румынский язык...

Казалось бы. Какое это всё может иметь отношение к теме сионизма, или хотя бы Украины… Да никакого. Оно имеет больше отношение ко мне, в те дни ещё школьнику, совершенно волею судьбы оказавшемуся там, под Тирасполем в те дни и поневоле ставшему участником обороны Приднестровья, «бомбившему» с друзьями склады стеклотары для того, чтобы защитники Приднестровья имели на вооружении подзабытое к тому времени оружие — «коктейли Молотова», таскавшему приднестровским гвардейцам «тормозки» и бинты с йодом и зелёнкой, похоронившему старшего брата — бывшего курсанта лётного училища, в один день ставшего первым в наши дни казаком имевшим еврейскую кровь. Может быть поэтому я до сих пор уважаю именно настоящих, а не ряженных казаков?
Приднестровские события 20-ти летней давности касались в большей степени не Российской Федерации, а Украины, и румынско-молдавская агрессия на мирную, безоружную (пусть и непризнанную) республику, угрожала Украине потерей части западных областей и практически всего Причерноморья, включая Одессу и Крым.
Начиналось всё совершенно фатально, как и в далёком 1941 году. В школах заканчивались выпускные вечера, когда на крышах домов улиц города Тирасполя появились снайперы, отрывшие прицельный огонь по выпускникам. Потом в Тирасполь ворвались вооружённые до зубов формирования молдавских националистов… Верхом цинизма и откровенным глумлением над безоружными жителями Тирасполя стало обращение к ним президента Молдавии, в котором прицельная стрельба по выпускникам школ, родителям и учителям, убийства и насилия населения были названы «восстановлением конституционного порядка в республике»…
При помощи местной милиции и наспех вооружённых приднестровских казаков, к вечеру националистов удалось вытеснить из города. Сообщение через Днестр было блокировано так же наспех сформированной народной гвардией. Население тогда не понимало что происходит, но явно видело: русским объявлена война, подобная той что уже полыхала на Кавказе. В ступор вводило то, что самом центре «цивилизованной» Европы никто не ожидал такого развития событий.
Приднестровье было первой этнической войной на территории Европы...
С чего всё начиналось?
Делая краткий экскурс в недалёкую историю, вернёмся к событиям начала 90-х годов прошлого столетия.
Сразу же после обретения Украиной «самостийности», появилась реальная угроза её потери. Далеко не все государства мирового сообщества, в том числе и ближайшие соседи, признавали в первые годы Украину как суверенное государство в границах УССР. И хотя националистические «ура-патриоты» как бешеные собаки во всех бедах Украины винят братскую Россию, угроза до сих пор смотрит на нашу территорию не с северо-востока, а полностью с противоположной стороны. Единственной весомой угрозой независимости Украины является государство находящееся за Карпатами, подкреплённое надёжными союзниками из НАТО, при этом руководимое националистическим правительством и патологически ненавидящее всё славянское. Это Румыния.
В историко-краеведческом музее Бухареста, а так же в здании румынского правительства висит интересная геополитическая карта — «Romania Mare» — «Великая Румыния». Кроме современной Румынии на карте вся Черновецкая область, Закарпатская, Винницкая, Ивано-Франковская, Одесская, Николаевская, Херсонская и Крым. Согласно этой карте все эти украинские области являются… временно оккупированными территориями Румынского государства и исконными землями Румынии. Я умолчу о территориальных претензиях юго-западных соседей к Сербам и Болгарам. Это отдельная тема балканских войн 20-21 столетий. Поэтому, опасность вторжения румынских войск на территорию бывшего СССР, а именно на территорию Украины, стала очевидной с появлением первых снайперов молдавских националистов в Тирасполе. Сутью конфликта стало желание новой Кишинёвской верхушки провести полную румынизацию Молдавии. Об этом, не скрывая своих амбициозных замыслов, говорили президент Молдовы Мирчо Снегур и спикер молдавского парламента Мирчо Друк.
В начале 1991 года Молдавский Верховный Совет (тогда ещё коммунистический) принял решение об изменении названия республики. Сменили наименование с Молдавской Советской Социалистической Республики на Советскую Социалистическую Республику Молдова. Депутаты от русского Приднестровского региона выступили против такого изменения, так как название Молдова имеет приграничная с Молдавией румынская провинция. В данном политическом манёвре усматривалось авантюра присоединения Молдавии к Румынии и было ясно видно, что Румыния откровенно вмешивается во внутренние дела союзной республики.
Тирасполь ещё оплакивал своих погибших граждан, когда депутат от Народного Фронта Молдовы, будущий спикер парламента Молдовы, а затем Румынии, М.Друк в своём выступлении на одной из сессий заявил о том, что национальности «молдаванин» не существует, что этот народ (история государственности которого уходит по меньшей мере в 13-14 столетия — авт.), якобы «советское изобретение времён сталинского режима». С его слов следовало, что все молдаване это этнические румыны населяющие Молдавию и часть областей соседней Украины. М.Друк тогда выдвинул к Украине территориальные претензии, по сути объявив ей войну.
В Киеве сделали вид что ничего не произошло, будто бы не слышали этих речей. Во всяком случае никакой официальной реакции ни со стороны властей, ни со стороны националистов ратующих за территориальную целостность и постоянно третировавших тогда русское население, не последовало. Что касается властей, то скорее всего Л.Кравчук и его окружение пребывало в растерянности. По крайней мере не знало что делать. После Беловежского соглашения и денонсации Союзного Договора прекратившего существование СССР, на территории некогда Великой Страны начинался ряд межэтнических конфликтов и затяжных межнациональных войн. К тому же Румыния, нетронутая повальным уничтожением армии и военно-промышленного комплекса, имеющая мощную мобильную армию, для новоявленного украинского государства представляла серьёзную угрозу. Видимо поэтому украинские власти предпочли «не заметить» откровенные призывы к захвату древних славянских территорий.
Приднестровье приняло на себя всю мощь удара румынских войск. И сказать что этот конфликт закончился двадцать лет назад — значит обмануть. Противостояние ведётся до сих пор.
Вспоминая и анализируя политические события 1992 года хочется отметить, что желание Румынии «вернуть себе исконные территории» вполне могло оказаться реализованным, если бы не некоторые обстоятельства. Никто в Бухаресте и Кишинёве не ожидал такого сопротивления со стороны жителей Приднестровья, прибытия для защиты братьев-славян Приднестровской Молдавской Республики тысяч казаков и добровольцев из Украины, России и Белоруссии. Не ожидали так же и того, что 14-я российская армия под командованием генерала А.И.Лебедя недолго будет придерживаться нейтралитета. Именно эти обстоятельства помешали Молдове и Румынии перейти Днестр и вторгнуться на территорию Украины.
В 1992 году, мы, жители Приднестровья и казаки-добровольцы узнали, что такое «неконтролируемая властями территория» и как тяжело её снова возвращать под контроль. Тогда впервые увидели в сёлах Кошница и Кочнеры поголовно вырезанное русское население, зверски убитых за русскую кровь стариков, женщин и детей. При этом хочется заметить, что в отличие от местных «украинских националистов», румыны честно смотрят на всё и называют вещи (и нации) своими именами. Они не различают россиянина, украинца и белоруса называя нас всех русскими.  А ведь это был не Кавказ, не Карабах или Таджикистан. Это геополитический центр Европы, предместье Дубоссар, откуда рукой подать до Киева да Одессы! Подобное готовили в Кишинёве, под руководством румынских хозяев чуть ли не для половины областей Украины!
Румынская Армия готовила танковый марш на Одессу. В Бендерах было сосредоточено 60 единиц тяжёлой бронетехники, в основном танки Т-55 с румынскими экипажами и около 600 человек живой силы на грузовых автомобилях, бронированных автобусах и БМП (без учёта молдавских и румынских националистов). Разведка румынской армии была прекрасно осведомлена  о том, что 14-я армия — резервная, что это в основном склады, рем.базы, части тылового обеспечения, что боевых строевых частей как таковых нет, что Приднестровская Гвардия плохо обучена и слабо вооружена. Отряды казаков слишком малочисленны и не имеют тяжёлого вооружения. На территории Украины в войсковых частях и гарнизонах разброд и шатание, командиры большинства подразделений не хотят принимать присягу и увольняются под любым предлогом, командующие дивизий и даже армий отказываются подчиняться новому министру обороны К.Морозову. В общем боевой дух и дисциплина равны нулю, процветает дезертирство (военнослужащие восточных и кавказских национальностей бежали домой целыми взводами и даже батальонами, а пилоты перегоняли то в Россию, то на Кавказ, то в Среднюю Азию не то чтобы отдельные самолёты или вертолёты, а целые эскадрильи), авиация и танковые части не боеспособны. Такая армия не способна была защитить даже себя, не говоря о том, чтобы защитить страну.
Между Российской Федерацией и Украиной назревал серьёзный политический конфликт из-за Черноморского Флота и Крыма.
Все эти обстоятельства не могли не подтолкнуть румынское националистическое правительство к активным действиям.
Расстояние между Бендерами и Тирасполем менее пяти километров, два города связывают между собой автомобильный и железнодорожный мосты. Когда конфликт только разгорался, казачьи атаманы добились того, чтобы генерал А. Лебедь помог им блокировать сообщение с молдавской стороной Днестра. Не имеющий права открыто вмешиваться в конфликт, А.Лебедь предоставил в распоряжение казачьих частей несколько танков Т-72, боевых машин пехоты БМП-2 и бронетранспортёров БТР-80. На прямую наводку была поставлена батарея безоткатных орудий и произведено несколько залпов по расположению противника для психологического устрашения. Всё это остудило пыл румынских националистов. Именно казаки упредили прорыв румынской армии на одесском направлении. Смелая вылазка в наводнённый румынами городок Криуляны надолго отбила охоту у последователей М.Друка желание вести активные боевые действия. И кто знает, если бы не донские и днестровские казаки, если бы не казаки-добровольцы с берегов Кубани и Терека, если бы не русские патриоты со всех бывших союзных республик, где сегодня могла бы проходить граница Украины по отношению к «Великой Румынии»? Под Запоржьем, или под Каневом? А может быть под Полтавой? Да и существовала бы Украина вообще как государство? Учитывая военно-политическую ситуацию тех лет, можно предположить, что скорее всего, Румыния просто проутюжила бы её территорию с запада на восток, избавившись от «лишних этнических славян» гитлеровскими методами, которые позже албанцы отработали на сербском населении в Косово...
Написать эту статью нас заставило то, что украинские миротворцы, выполняющие свои миссии по эгидой ООН в разных регионах земного шарика, получают статус участников боевых действий. Мы не против, чтобы военнослужащие Вооружённых Сил Украины по настоящему «нюхавшие» порох были в почёте и признании у государства. Но хотелось бы внести ясность в суть дела. Миротворческие миссии выполняются за тысячи километров от границ Украины. Самой Украине и её целостности эти конфликты не угрожают. Военнослужащие обеспечены всем необходимым «от и до», имеют медицинскую страховку, получают зарплату в валюте, после — их поддерживает государство. Миротворец получивший ранение, или даже травму «бытового» характера по ходу службы, утративший трудоспособность и ставший инвалидом, получает право на пожизненное лечение и пенсию. Семьи погибших миротворцев получают компенсацию.
Теперь обратимся к другой стороне. Свою миссию, казаки выполняли защищая регион, до сих пор граничащий непосредственно с Украиной. Фактически же — это узкая полоска между Днестром и украинской границей. То есть, практически казаки и добровольцы обороняли границу Украины, предотвращая вторжение иностранной регулярной армии, о чём украинское правительство было прекрасно осведомлено. Выполняли свою миссию — добровольно, безвозмездно, не имея ни малейшей поддержки со стороны украинского правительства и украинской армии оставшихся в стороне равнодушно наблюдать, как гибнут мирные граждане (для справки отметим, что более 70 процентов населения Приднестровья составляли составляют граждане Украины и только 25 процентов — граждане Российской Федерации. Остальное — молдавские граждане). Так кто же обязан был первым прийти на помощь? Генерал Александр Лебедь или Леонид Кравчук? Воистину не ту страну назвали Гондурасом! Ведь если бы в Приднестровье погиб, или был бы ранен хотя бы один американец, то через два часа над Кишинёвом и Бухарестом уже были бы «Фантомы» ВВС США!
А у нас, как говориться, всё строилось на голом энтузиазме. Для того чтобы прибыть на помощь товарищам, добровольцам приходилось брать отпуск за свой счёт на работе. Со смехом вспоминается казачья экипировка (именно тогда появилась шутка про «форму № 8»). Пища: хлеб-кирпич неопределённого цвета и неустановленного срока выпечки, каша — «бронебойка», или как её ещё называли «шрапнель», «дробь 16». Мизерное количество боеприпасов, один магазин (30 патронов) к АК-47 на неделю. Приходилось стрелять одиночными и добывать оружие в бою, как в 1941-м. Вместо гранат, которых катастрофически не хватало, зажигали танки противника, как и наши деды в Великой Отечественной, бутылками с «коктейлем Молотова». Ради этого разобрали все возможные пункты приёма стеклотары…
Погибших казаков и добровольцев хоронили местные власти… Там до сих пор им почёт и слава… В России так же помнят ту войну...
… а вот на родине наши однополчане находятся в буквальном смысле вне закона. Многие герои Приднестровья, по возвращению с войны были арестованы украинскими властями как участники «незаконных бандформирований». Спрашивается: так чью сторону в 1992 году приняло украинское правительство, если люди защитившие Украину от вторжения вражеской армии подверглись арестам и получили тюремные сроки..? Почему люди защитившие в 1992-1993 годах жизнь и сотен тысяч своих сограждан вынуждены молчать о своём участии в Приднестровской войне? Не пора-ли назвать вещи своими именами и предоставить участникам Приднестровской войны статус участников боевых действий?

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

все 13 Мои друзья