Сагайдачный: великий герой или страшный предатель?

Пройдусь по Сагайдачному...

Лично я не имею ничего против кошевого атамана (а не гетмана!) и великого князя русского (как он сам себя представлял) Петра Конашевича (а не Кононовича) Сагайдачного. Евреев он не обижал. По крайней мере мне такие данные не известны. Открытие ему памятника в Харькове, лично я считаю полным идиотизмом и стремлением встать в позу «ку» перед западной Украиной, где, к слову, личность Сагайдачного так же воспринимается очень и очень неоднозначно.


Сразу отмечу: песня «Ой на горi та й женцi жнуть...» известна нам в искажённом виде, обработанном, в шуточном варианте. Но — есть оригинал. В оригинале ни слова нет про «жинку» и «люльку», а рассказывается о том, как Сагайдачный под Хотином погубил триста казаков, в связи с чем в песне он был назван автором «злой обманщик»… Обманщик — на лексиконе тех веков — означает только ПРЕДАТЕЛЬ! Более того — «злой обманщик» — ПОДЛЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ! Почему? Почему, на самом деле, казаки, вовсе не уважали своего гетмана, при чём настолько, что в народной памяти он остался предателем и изменником? И почему сейчас нам стараются навязать совершенно иной, эдакий бархатно-пушитый образ этого человека? Попробуем разобраться...


Начнём с рождения этого человека.

Родился Пётр Конашевич, по одним данным — в селе Кульчицы, под Старым Самбором, а по другим данным — в самом Старом Самборе, в предместье Короливка. Примечательно, что и Кульчицы и Короливка до Волынской Резни, аукнувшейся и на Галичине, оставались польскими местечками. И прямые потомки и родственники Петра Сагайдачного были вырезаны вояками Украинской Повстанческой Армии.

Его православность так же вопрос спорный. Известно лишь то, что юный Петро Конашевич, будущий Сагайдачный, был отправлен своим отцом учиться в Киев, но вот в какое именно учебное заведение — так же остаётся загадкой. Даже знаменитая Киево-Могилянская Академия в те годы ещё не существовала. Потому, легенда о том, что Сагайдачный учился именно в ней — всего лишь легенда. Не легенда то, что в Киеве Сагайдачный увлёкся модной в те времена казаччиной и подался на Сечь.

Как это могло выглядеть? Да очень просто. Сечь в те годы не была вольницей, как это представляется нам, жителям 21-го столетия. Князь Дмитрий Иванович Корыбут-Вишневецкий (он же Байда) построил крепость на острове Хортица для борьбы с казаками и поставил там гарнизон наёмников, которых называли реестровыми казаками. Именно в реестровые казаки юный шляхтыч Петро Конашевич и вступил. Очевидно не сложилось у него с учёбой, и надо было как-то жить. А как можно было прожить молодому и здоровом шляхтычу, не опозорив род (как никак герб Заремба!)? Только службой в Войске Польском!

Именно в таких казаках он стал, со временем, кошевым атаманом. Благо, хотя бы это не отрицается общепринятой ныне версией.

Его личный военный взнос в историю Польши очень велик. Но вот слава ли это Украины? Вовсе нет! Реестровые казаки набирались из кого попало, но меньше всего — из местных жителей и природных казаков. С природными казаками — т.е. с настоящими — реестровики вели непримиримую борьбу, а местных жителей (панских хлопов и руське быдло) они постоянно усмиряли и основной их задачей было держать в узде этих «хохлов и схизматов». Реестровые казаки формировались из жителей еврейских местечек, поляков, гагаузов, караимов, татар и так далее, напоминая нынешний Французский Легион. Как я уже сказал — казаками там не пахло. В общем, Петро Сагайдачный был «маршалом королевских мушкетёров» в Речи Посполитой, а вовсе  не правителем Украины, и не борцом за права и вольности запорожских казаков. Давайте-ка вспомним кто же подавлял восстание Северина Наливайко (настоящего атамана настоящих казаков)? Правильно — казаки Сагайдачного!

Но вернёмся к теме: Сагайдачный принял участие в войне Польши с Турцией. Но война эта была не украинско-турецкая и не казацко-турецкая. Поляки делили с турками Трансильванию и Валахию. Поэтому походы Сагайдачного на Турцию — всего-навсего военные операции польской армии на черноморском побережье. Вот почему он оказался под Трапезундом, Синопом, Кафой и т.д. Не он решал куда ему идти и где воевать. Все его требования к Сейму и королю были вызваны всего-навсего военной необходимостью. И, надобно сказать, очевидно он неплохо воевал, потому что приблизительно в это время Сагайдачный начинает писаться как «великий князь русский». Ну что ж, заслужил... 

Во время появления такой личности как Лжедимитрий, Сагайдачный был «откоммандирован» вместе со своим корпусом в зону боевых действий на территорию Московского государства. Уже там он назначается гетманом и главнокомандующим над казачьими подразделениями польской армии. Гетман, — вопреки общественному мнению, — вовсе не означает правителя. Гетман в те годы означало всего-навсего командующего армией, или фронтом, в Войске Польском. Уже позже, лет через 100 после смерти Сагайдачного, наименование гетман обрело два значения. Но в годы его жизни — ничего другого кроме военной назначаемой должности оно не обозначало.

О походе Сагайдачного на Москву хорошо пишет Микола Костомаров в своей книге «Смутное время Государства Московского». Костомаров отмечает, что основные задачи стоявшие перед «черкасами гетмана» (т.е. казаками Петра Сагайдачного) были карательные. Казаки усмиряли восстания в тылу польской армии, т.е. были жандармами и надсмотрщиками. В бой их не пускали. Правда, два боя Сагайдачному пришлось выдержать. Против ополчения Пожарского и Волконского, а так же против донских казаков и посадных стрельцов воеводы Бутурлина. Кто такие Волконский, Пожарский и Бутурлин? — первый был Белгородским воеводой, Пожарский — воеводой в Стародубе, а Бутурлин занял место дезертировавшего к полякам Бельского. Ну бегство Бельского понятно, уж очень большая обида была у него на Бориса Годунова. Но вот ополчение состоявшее из слободских казаков, селян, и вообще жителей нынешней Слобожанщины (нынешних Харьковской, Сумской и Белгородской областей), было, что называется, местным населением. Получается, что Сагайдачный воевал против предков харьковчан, сумчан, а так же — большинства нынешних жителей Полтавской области, большая часть которой так же входит в Слобожанщину? 

Да уж, герой Украины...

Дойдя до Москвы казаки Сагайдачного осадили её. Собственно, почему он там оказался? Опять же — это был не военный поход, а карательная операция. Напомню, что под руководством Минина и Пожарского в Москве вспыхнуло восстание и несколько тысяч поляков со своими семьями укрылись в Кремле и Китай-Городе. Об этом так же пишет выдающийся украинский историк Микола Костомаров. Постояв у Москвы, получив отпор от москвичей, Сагайдачный бросил на произвол судьбы тысячи людей и позорно бежал. По официальной (украинской) версии, Польша заключила мир с Москвой. Но, данный мир был заключен гораздо позже. Потому что московские повстанцы, после бегства Сагайдачного, зверски расправились не только с поляками, а со всеми иностранцами Москвы. При чём их не просто растерзали, а в начале поглумились как могли. Судьба четырёхлетнего сына Лжедимитрия тому пример. Беззащитный ребёнок был повешен на городских воротах. Что говорить об особах не королевских кровей и простолюдинах… И эти жизни — на совести только Сагадачного. Можно возразить, что дескать «гетман не решился брать штурмом столицу государства, с которым король и Сейм заключили мир!», но — на тот момент — Москва не была столицей, а Василий Шуйский не мог ничего заключать, т.к. был заперт вместе с поляками в Кремле. Ставка очередного московского царя находилась в Тушино, а Москва контролировалась мятежниками и заговорщиками. Если действительно между Польшей и Москвой был заключён мир, то Сагайдачный был бы обязан очистить город от «воров и бунтовщиков супротив законной власти». Но… этого он не сделал. Да и мира не было ни какого. Через некоторое время Шуйский вместе с сыном, как пленники, оказываются в Варшаве, но это уже другая история. Пока что — герой Украины позорно бежит от стен Москвы… Почему? Да потому. что его отряды не были способны, не умели и не предназначались для штурма городов. У них были другие задачи и они не были регулярными частями польской армии. Честь рода была посрамлена кровью безвинных жертв, а наш герой отправился в временную отставку...


Чем занимается Сагайдачный в отставке? Собственно, тем чем положено человеку, которому во сне являются кровавые мальчики на московских улицах. И не только мальчики, но и старики с женщинами тоже. Он замаливает грехи, дарит деньги монастырям, открывает православные школы. Странно для польского шляхтыча, но смею напомнить, что полное окатоличивание шляхты произошло полувеком позже, когда православие было поставлено вне закона. Тогда же, Острожские, Вишневецкие, Потоцкие — были православными, местными и родными населению западной Украины. Сказалось ли это как-то на Слобожанщине? Да никак. Аукнулось ли? Даже не откликнулось! Слобожанщина тогда находилась в другом государстве и её очень и очень мало касалась жизнь текущая на Украине вообще. Ни на культуру, ни на жизнь в целом будущих Харькова, Ахтырки, Белгорода, Чугуева, Стародуба, деятельность Сагайдачного не повлияла. Напомню, что слободы Сагайдачный выжигал вместе с жителями вырезая всех «до ноги», создавая буфер между Польшей и Московией. Это была его задача, с которой он замечательно справлялся. И ставить ему памятники в Харькове, это всё равно что ставить памятники Батыю в Киеве...

Смерть Сагайдачного была славной для того времени. Тяжело раненый  в бою — скончался от ран и похоронен был на территории Киево-Печерской Лавры...

Ни чуть не хочется топтать память Сагайдачного, но хотелось бы немного развеять туман перед глазами любителей легенд и путающих легенды и историческую правду. Жестокий и властный военачальник, польский шляхтыч воспитанный и живший по всем традициям европейского рыцарства, переступавший через кровь и страдания даже тысяч людей. Вот кто он был. Он ни чем не уступал по своему образу жизни и подобию своим современникам, действуя согласно традиций и понятий гуманности тех лет, которые бытовали в Карпатской Руси, Валахии и Трансильвании. А там вся гуманность состояла в выборе метода казни, подчас невиновного, человека...

В заключении хочется немного пройтись по родству Сагайдачного с иными историческими личностями тех лет, чтобы читатель понял психологический портрет и жившие в нём генетические наклонности:

Его брат Савва — ещё при жизни Сагайдачного занял княжеский престол господаря Молдовы, как законный наследник скончавшегося Влада IV Монаха, как племянник… Влад IV Монах — родной сын Влада III, извесного в истории как Влад Цепеш, и прославленного в литературе как Влад Дракула... 

И так, предатель, изменник, руки которого по локоть в крови безвинных жизней брошенных на произвол судьбы, растерзанных оголтелой толпой, женщин и детей, палач и каратель, внучатый племянник Влада Цепеша... сын своего времени... Достоен ли он памятника от потомков своих жертв? 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

все 13 Мои друзья